Татьяна Черниговская: «В чем проблема «гугления» и онлайн-образования» Часть 4


Обучение стимулирует мозг. Под словом «обучение» я не имею в виду чтение учебников. Я имею в виду любую мозговую деятельность, которую проделывает мозг и которая сложна для него. Искусство передается от личности к личности, от мастера к ученику. Нельзя научиться кулинарии по книжке. Нужно стоять и смотреть, что и как делает кто-то другой. Есть у меня чудный опыт. Была я в гостях у приятеля. Его мать сделала божественные пирожки. Я сказала ей: «Продиктуйте мне, пожалуйста, рецепт». Она его мне продиктовала, я записала, сделала все по рецепту… и выбросила на все помойку! Их было невозможно есть.

Человек учится искусству у конкретного мастера, чтоб сесть на интеллектуальную иглу, получить драйв. Есть много нюансов, которые электроны не передадут. Даже если информация излагается в формате видеолекции. Все равно это не то. Пожалуйста, пусть 500 000 000 человек получит это дистанционное обучение. Но хотя-бы сотня из них должна получить обычное традиционное образование. Мне недавно сказали, что детям скоро не нужно будет писать рукой, а только печатать на компьютере. Письмо — это мелкая моторика не лишь для рук. С ним связана речь и самоорганизация.
Существуют правила, касающиеся креативного и когнитивного мышления. Одно из них — нужно снять когнитивный контроль: не бояться ошибок, не смотреть, как что делают соседи, перестать себя корить. Пусть мысли текут сами по себе. Они найдут правильный путь. Мозг не должен быть заниматься вычислительной работой наподобие калькулятора. В некоторых фирмах нанимают на работу чумового человека, абсолютного хиппи по поведению. Он ненавидит всех, всем мешает, получает зарплату ни за что, приходит без делового костюма, как принято, а в драных джинсах. Он садится, где хочет, все опрокидывает, курит в неразрешенном месте, вызывает мощнейшую негативную реакцию. А потом внезапно говорит: «Знаете, это надо сюда, а это сюда». Результат — прибыль 5 миллиардов.
Среднее количество запросов в Google в 1998 году было 9 800, сейчас их 4,7 триллиона. То есть ужасающее количество. И мы можем наблюдать, что сейчас принято называть Google-эффект: мы подсели на иглу приятности в любой момент очень быстрого добывания информации. Это ведет к тому, что у нас теряется умение запоминать. Память становится хоть и неплохой, но очень короткой. В 2011 году был проведен эксперимент, результаты которого опубликовали в журнале Science. В нем доказали, что студенты, имеющие доступ к компьютеру, могут запоминать меньшее количество информации, чем те, кто учился до этой эры. Это означает, что мозг с тех времен изменился. То, что мы должны хранить в нашем мозгу теперь сохраняется в долговременной памяти компьютера. Это означает, что наш мозг стал другим. Все идет к тому, что он становится компьютерным придатком.
Мы зависим от тумблера, к отключению которого мы окажемся неподготовленными. Представьте на сколько высока наша зависимость от него? Чем больше «Гугла», тем больше мы полностью стали доверять ему. Откуда вы знаете, что он вам не врет? Вы, можете мне возразить: а откуда я знаю, что мне мой мозг не врет. И тут я замолкаю, потому что ни с чего не взяла — врет и мозг.
Полагаясь лишь на интернет, на виртуальные миры, мы начинаем терять себя как личность. Мы уже не осознаем, кто мы есть на самом деле, из-за никнеймов мы не понимаем, с кем общаемся. Вы думаете, что общаетесь с разными людьми, а на самом деле человек один вместо десятков имен. Я сама провожу в компьютере дикое количество времени. Недавно я приобрела планшет, и я себя спрашиваю: какого черта, почему они мне подсовывают то Windows такой-то версии то еще что-то, почему я все время у них на игле? Зачем я свои драгоценные клеточки трачу на удовлетворение амбиций технически-подготовленных интеллектуальных уродов? Однако, других вариантов не существует. Пожалуй, на этой ноте стоит закончить.

Часть 1, Часть 2, Часть 3,

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Опубликовано в

Добавить комментарий